Форум torpedom.ru

Результаты поиска



По вашему запросу "Volodya82" найдено: 5597

Volodya82
Четверг, 31 Март 2011 19:45
#186366
sergei77 (19:44)
См. выше.
Volodya82
Четверг, 31 Март 2011 19:43
#186366
Гаврюк Евгений Юрьевич
http://stats.sportbox.ru/player.php?sp=fb&player=1142690793
Нападающий, 28 игр, 1 гол.
Volodya82
Четверг, 31 Март 2011 18:04
#186364
Xirtr@M (18:01)
Ян, ты не в курсе, 9 апреля на встрече команды с болельщиками продажа абиков будет?
Volodya82
Четверг, 31 Март 2011 18:03
#186365
Очень интересно!
Volodya82
Четверг, 31 Март 2011 16:29
#186362
ВОРОНИН ВАЛЕРИЙ ИВАНОВИЧ

Полузащитник / центральный защитник
Дата рождения: 17.07.1939
Место рождения: Москва
Дата смерти: 22.05.1984

КАРЬЕРА ИГРОКА (игры / голы)
Клубы:
1956-1969 «Торпедо» Москва 219/26
Сборная:
1960-1968 СССР 66/5

ДОСТИЖЕНИЯ
Чемпион СССР (2): 1960, 1965
Обл. Кубка СССР: 1960
Полуфиналист ЧМ: 1966
Серебряный призер Кубка Европы: 1964
Участник матчей сб. УЕФА: 1964
В опросе France Football («Золотой мяч»): 10-е место (1964), 8-е место (1965)
Лучший футболист СССР (опрос еж-ка «Футбол»): 1964, 1965
В списках 33-х лучших СССР: №1 - 1961, 1964, 1965; №2 - 1960, 1966
Заслуженный мастер спорта: 1964
Volodya82
Четверг, 31 Март 2011 16:27
#186362
Один мой старинный знакомый, болельщик «Торпедо», как-то спросил меня: «Вот скажи мне, кто самый сильный футболист в истории нашего футбола?» И, увидев мое минутное замешательство, точно боясь, чтобы с моих уст не слетело чье-то чуждое ему имя, поспешно ответил за меня: «Эдуард Стрельцов». «А кто, - тут же, без паузы, продолжил он, - самый красивый футболист?» И, уже не надеясь на мою сообразительность, с гордостью озвучил: «Валерий Воронин, и, заметь, оба они - торпедовцы». Он победно окинул меня несколько снисходительным взглядом, как гладиатор своего поверженного противника, и, гордо подняв голову, зашагал прочь. Я же тогда, помнится, с едва заметной улыбкой, отмахнулся от этого открытия, как отмахиваются от еще не сформировавшейся мысли. Но потом, через пару-тройку дней, вдруг вернулся памятью к этому разговору и подумал: а ведь правда, красота, пожалуй, главное, что отличало личность и футбол Валерия Воронина, одну из самых ярких и самых трагичных фигур отечественного футбола. Причем, может быть, это та самая красота, которая, по Достоевскому, одна и должна спасти мир, в данном случае эту великую игру.

О том, как он пришел в футбол, существуют две легенды. По одной из них, о чем рассказывал и сам Воронин, он, занимаясь тогда уже в группе мальчиков завода «Каучук», «свалился» в «Торпедо», перемахнув через высокий забор, за которым проходила очередная тренировка его любимой к тому времени команды. Да так и остался там навсегда. По другой же - его отец, будучи коротко знаком с Константином Ивановичем Бесковым (они вместе служили в армии), привел как-то к нему на тренировку в ФШМ (Бесков тогда работал там) маленького Валерку и сказал: «Костя, посмотри, пожалуйста, моего сынишку, ни о чем не хочет слышать, кроме как о футболе, может, и есть в нем что-нибудь?» И Бесков со свойственной ему проницательностью сразу же разглядел в этом нескладном, худеньком пареньке будущую звезду, став его крестным отцом в большом футболе.

Однако все, что потом явилось нам в облике, имени, футболе под фамилией Воронин, было создано им самим. Это был, можно сказать, автопортрет, написанный кистью гениального художника и оставленный нам как едва ли не идеал футболиста на все времена. По свидетельству большинства специалистов, тренеров, игроков, Воронин изначально не обладал тем врожденным талантом, той гениальностью, которая была у его великих одноклубников - Стрельцова и Иванова. Нет, он сделал себя сам, едва ли не в одиночку. Вырастил, как выращивают кристаллы необычной формы, и встал в итоге вровень с ними - как равный с равными, в одну шеренгу, в первый ряд. Кто-то из журналистов тех лет дал очень меткую характеристику: «Он был красив, как матадор, и работал на тренировках, как вол». И в этом не было преувеличения. Он не только отрабатывал на тренировках на все сто, но и раньше приходил на них и позже всех уходил. Он трудился даже не до седьмого пота, а до трижды седьмого, повторяя одни и те же упражнения десятки, сотни раз. Это-то и позволяло ему в матчах играть так, что зритель абсолютно не задумывался о том, чего это футболисту стоит. В его игре не было ни одного провисающего действия, все было внатяжку, четко и ярко очерчено.

На поле все в его действиях было красиво и элегантно: и бег, и высоко поднятая голова, и вся его складная стройная фигура. Даже футболка с неизменным пятым номером смотрелась на нем как-то по-особенному, точно была впору лишь ему одному и никому более. В нем играло все, и даже руки, постоянно находящиеся в движении, точно дирижировавшие всеми его действиями. Или, может быть, мыслями? И это не выглядело чем-то неестественным, наоборот, как само собой разумеющееся, как дополнение ко всему его облику.

Он был хорош во всех ипостасях: и как организатор, и как замысливатель разных хитроумных комбинаций, и как распасовщик, и как завершитель атак, и даже как персональщик. Увы, но практически все тренеры, с кем ему довелось поработать, прибегали к его услугам именно в этом далеко не самом красивом приложении в футболе. Но и здесь Воронин находил и показывал всему миру (так было, например, на чемпионате мира в Англии в 1966 году) красоту игры. Он доказывал, что и выключение из игры лидера соперников можно делать эстетично и элегантно. Не не давая тому играть всеми средствами, какими бы они ни были, вплоть до грубости, а переигрывая его. Он всегда предлагал своему визави сыграть в футбол и только в футбол. «Давай посмотрим и проверим, - как бы говорил он ему, - чье понимание и видение футбола лучше. Кто из нас сильнее и лучше подготовлен тактически и технически». Он предлагал ему посостязаться в мысли, в идее, в знании сильных и слабых сторон друг друга. И это было действительно великолепное, захватывающее зрелище сродни забитому мячу или красивой комбинации. Воронин показывал нам футбол с той стороны, заглянуть в которую без его помощи многим было бы не под силу. И в этом его величие. И в этом его красота.

Однако я далек от мысли утверждать, что он выигрывал все единоборства с соперниками на поле. Отнюдь. Но даже в проигранных он оставался самим собой, со своим футболом, не изменяя и не предавая его. Особенный резонанс получила его дуэль с Пеле в московском матче с бразильцами в 1965 году. Собственно, дуэлью в прямом смысле слова ее назвать все-таки нельзя, так как опека Пеле была поручена двум нашим защитникам - Рябову и Сичинаве, а Воронин действовал на подстраховке. Но заочное противостояние все же было. Я, тогда двенадцатилетний мальчишка, был на этой игре. «Лужники», забитые битком, трещали по швам. Люди сидели так тесно, что, казалось, дышали через раз. Но никто не обращал на это внимания: все были там, на поле, среди бразильских небожителей и наших мастеров, бывших тогда для нас не менее великими и легендарными. Пеле забил два мяча из трех - мы ни одного. Впоследствии Воронин не раз обращался к перипетиям той встречи, вспоминая ее отдельные фрагменты. Он говорил, что очень серьезно готовился к матчу, был в хорошей, даже отличной форме и хотел сыграть так, чтобы не оказаться в тени Пеле, и если не превзойти его, то хотя бы оказаться равным по уровню мастерства и футбола. Увы, Пеле сыграл так, как захотел, а мы - как смогли. «Таких футболистов, как Пеле, - не оправдываясь, а признавая высочайшее мастерство бразильца, говорил Воронин, - полностью выключить из игры нельзя. Мало того что он мастерски укрывает мяч корпусом, так еще умело действует руками. С какой бы стороны ты к нему ни подбирался, везде натыкаешься на расставленные локти. Ну и, конечно, голеностоп у него как на шарнирах: вычислить, в какую сторону он от тебя будет уходить, какой финт сделает, предугадать архисложно».

Спустя много лет это поражение Воронина в очной встрече с Пеле дало некоторым людям, пишущим о футболе, повод говорить о том, что после этого якобы Воронин «сломался» и начался закат его карьеры. А между тем в том же 1965 году он был второй раз подряд признан лучшим футболистом страны по опросу нашего еженедельника и также во второй раз включен France Football в десятку лучших футболистов Европы. А через год он показал блестящую игру на чемпионате мира в Англии, закрыв всех лидеров соперников нашей сборной (Альберта, Маццолу, Зеелера, Эйсебио), и вошел в символическую сборную чемпионата, получив «Оскар». Ну и, наконец, королева Великобритании вручила ему специальный приз как самому элегантному футболисту того турнира. И это называется закатом карьеры?!

Он любил футбол в себе и себя в футболе. И все это было гармонично, складно - ни одна из этих страстей, игроцких и человеческих, не выступала, не выпячивалась, а потому была естественна и органична. Он отдавал футболу всего себя и вправе был требовать такой же отдачи от него. Его широкая натура не вмещалась в узкие рамки. И футбол платил ему сторицей - известностью, популярностью, славой. Да, славой, славой. В жизни, и в футболе в том числе, эта вещь непостоянная, изменчивая. Она с нами, когда мы в фаворе, но тут же оставляет нас, как только мы, споткнувшись, падаем. Практически во всех футбольных энциклопедиях, изданных и продолжающих издаваться, в статье, посвященной Валерию Воронину, мы обязательно наткнемся на одну фразу - «не выдержал испытания славой». Бред какой-то. Не бремени славы он не выдержал, а бремени того времени, которое он опередил, и намного, причем как в спорте, так и в жизни. Кроме футбола его интересовали очень многие вещи, круг его интересов был достаточно широк - книги, музыка, театр, журналистика, кино. Один из режиссеров даже предлагал ему роль в одной из своих картин. Воронин был желанным гостем в престижных тогда Домах актеров, писателей, журналистов, многих из которых он знал лично и дружил. Было у Воронина и хобби - коллекционирование, но не марок, значков, медалей или монет, из чего при случае можно было бы извлечь выгоду. Нет, он коллекционировал красивые голы и комбинации в футболе. Держал все в памяти и мог в любой момент не только рассказать об этом, но и продемонстрировать. Один из немногих наших футболистов, кто в то время свободно владел английским языком.

Понятно, что все это не могло не прийти в противоречие со временем, все это должно было как-то отразиться на его жизни и судьбе. Мы ведь все в этой жизни за что-нибудь платим, а талантливые, неординарные люди платят вдвойне - непониманием, одиночеством, травлей и, наконец, смертью.

В мае 1968 года сборная СССР после поражения в первой игре 0:2 в ответном матче 1/4 финала чемпионата Европы разгромила команду Венгрии 3:0 и вышла в полуфинал. И кто бы мог тогда подумать, что для Воронина эта встреча станет последней за сборную?! Вскоре тренер нашей команды Михаил Якушин отчислил его из сборной за частые нарушения дисциплины и режима. И почти сразу же случилась трагедия: «Волга», за рулем которой находился Воронин, на полном ходу врезалась в автокран. От гибели на месте Валерия спасло только то, что его сиденье не было закреплено и в момент столкновения сдвинулось с места, смягчив удар. Врачи собирали его по кусочкам, и ни о каком продолжении карьеры нечего было и думать. Однако уже в следующем, 1969 году Воронин вновь вышел на поле. И это уже было победой, может быть, даже над судьбой, но не над игрой - это был не прежний Воронин, а лишь какое-то его очертание, какой-то неясный силуэт в тумане. Зрители долго и пристально всматривались в него, желая увидеть прежнего Валерку, мысленно доигрывая за него отдельные эпизоды, единоборства, передачи и удары по мячу, но сам он уже этого сделать не мог. И он ушел.

После этого Валерий Воронин еще пятнадцать лет боролся с судьбой за право быть хоть как-то причастным к футболу: тренировал цеховые команды ЗИЛа, писал отчеты и обзоры для нашего еженедельника, но так и не нашел выхода из тупика. Разрушилась семейная жизнь. На какое-то время его приметила и приютила простая женщина Маша, работавшая в литейном цехе завода: обстировала его, ухаживала, кормила. Это были последние проявления любви к нему. Они жили в маленькой коммунальной квартире и, наверное, были счастливы - до комка в горле, до слез на глазах. А когда она умерла, приехали ее родственники и выставили его. И он остался один.

А ранним утром 22 мая 1984 года Валерия Ивановича Воронина нашли с проломленной головой на глухих задворках неподалеку от Варшавских бань. На сей раз приехавшая «скорая помощь» была бессильна ему помочь. Да, наверное, это было и не нужно. С этой жизнью, жизнью без футбола, без любви, без славы (да-да, и без славы), его уже ничто не связывало.
Volodya82
Четверг, 31 Март 2011 10:45
#186351
Примите мои поздравления! Всех благ!
Volodya82
Среда, 30 Март 2011 22:41
#186350
.................
Volodya82
Среда, 30 Март 2011 10:42
#186339
Примите мои поздравления! Всех благ!
Volodya82
Вторник, 29 Март 2011 12:14
#186327
Примите мои поздравления! Всех благ!
Volodya82
Понедельник, 28 Март 2011 23:24
#186318
Расстроен... Паше удачи!
Volodya82
Понедельник, 28 Март 2011 23:23
#186312
Примите мои поздравления! Всех благ!
Volodya82
Воскресенье, 27 Март 2011 19:50
#186304
Виталий - молодец!
Думаю, что ему по силам в этом сезоне набирать очки в каждой гонке.
Volodya82
Воскресенье, 27 Март 2011 19:40
#186301
Поздравляю! Всех благ!
Volodya82
Суббота, 26 Март 2011 17:16
#186297
...............
Volodya82
Суббота, 26 Март 2011 15:29
#186270
Примите мои поздравления! Всех благ!
Volodya82
Суббота, 26 Март 2011 15:28
#186291
Примите мои поздравления! Всех благ!
Volodya82
Четверг, 24 Март 2011 14:39
#186263
Антон Капалин (14:34)
Вроде столько же, что и в прошлом сезоне - 5 команд.
Volodya82
Четверг, 24 Март 2011 12:07
#186258
Примите мои поздравления! Всех благ!
Вадиму успешной игры за "Торпедо" и без травм!
Volodya82
Среда, 23 Март 2011 22:10
#186257
MALAY (21:21)
Добро пожаловать!



Вернуться в Форум